Театр, как участник военных действий

(Несколько эпизодов театральной жизни блокадного Ленинграда)

Никакие рассказы, книги, фильмы не могут передать в полной мере, каково пришлось ленинградцам в осажденном нацистами городе. Блокада длилась с 8 сентября 1941 года по 27 января 1944 года — 872 дня. Уже в сентябре 1941 года Ленинград перешел на осадное положение. Очень скоро почувствовалась нехватка продовольствия, зимой встали трамваи, в квартирах отключилось электричество. Но, несмотря на блокаду, в городе продолжалась культурная и интеллектуальная жизнь. Измученные, едва передвигающие ноги жители, многим из которых не суждено было пережить девятьсот страшных блокадных дней, находили в себе силы пойти в театр, на концерт или в кино. «Эпопея ленинградской блокады выявила истоки человеческих сил, душевной твердости. Одним из главных источников нравственной силы людей стало искусство» — так написал Юрий Алянский в книге «Театр в квадрате обстрела», посвященной деятелям культуры блокадного Ленинграда.

Во второй половине августа 1941 года было эвакуировано большинство учреждений искусств, но ряд театров и часть актеров остались в городе. Продолжали работать Театр Комедии, Театр имени Ленсовета, Театр Ленинского комсомола, Театр музыкальной комедии, давал представления ТЮЗ, до января 1942 года работал Театр марионеток Деммени, потом в помещении отключили тепло, свет, воду. Артисты ушли со своими спектаклями на фронт.

Тумба с блокадной афишой на «Улице жизни», 2014 г.

8 сентября в день, когда город был полностью блокирован, в Театре музыкальной комедии давали «Летучую мышь». Коллектив не был эвакуирован и выступал с регулярными спектаклями на протяжении всей блокады. В декабре 1941 года при артобстреле здание театра пострадало, и артисты переехали в Театр им. Пушкина (ныне Александринский), труппа которого была эвакуирована. 25 января в театр перестала поступать электроэнергия. Работу пришлось прекратить. Но уже 4 марта спектаклем «Сильва» театр возобновил работу. В самые страшные дни жители Ленинграда могли прочитать в газете «Ленинградская правда» слова, которые словно пришли из другой, довоенной, нормальной жизни и потому вселяли надежду: «…возобновляет работу Театр Музыкальной комедии… Театр будет давать два спектакля в день. Начало утренних постановок в 11 ч. 30 мин., вечерних — в 4 часа дня».

В дни блокады в театре были постоянные аншлаги, а очереди за билетами занимали с 5 часов утра. Весной 1942 года театр выпустил оперетты «Свадьба в Малиновке», «Любовь моряка», «Продавца птиц». Оперетта стала любимым жанром ленинградцев и воинов Ленфронта. Музыка, танцы, нехитрый сюжет расслабляли людей, позволяли на несколько часов забыть о войне и ужасах блокады. Долгое время после спектакля у зрителей сохранялось приподнятое настроение. Фронтовики, побывавшие на спектаклях этого театра, писали с фронта восторженные письма актерам. Писали, что с удвоенной силой бьют ненавистного врага.

В театре тем временем шла работа и над созданием спектаклей по произведениям современных литераторов. Всеволод Вишневский, Александр Крон и Всеволод Азаров, тоже находившиеся в осажденном городе, сочинили либретто героической музыкальной комедии под названием «Раскинулось море широко». Премьера состоялась 7 ноября 1942 года.

На премьере зал театра был переполнен. Все места заняты. Среди зрителей находилась группа деятелей искусств из Москвы, которые пришли в театр в новеньких полушубках, перетянутых портупеями. Они представляли, что жизнь во фронтовом городе протекала чуть ли не в землянках и бомбоубежищах. Как же были смущены гости, когда в оркестровой яме они увидели музыкантов в черных смокингах, в крахмальных сорочках, женщин в шелковых платьях.

После премьеры ведущим артистам преподнесли подарки. Об этом вспоминает присутствовавшая на спектакле ленинградская художница Софья Вишневецкая, записавшая в своем дневнике 31 декабря 1942 года: «Несмотря на отчаянные бомбежки и обстрелы, театр был полон… Кедрову, Колесниковой и Болдыревой преподнесли корзины не только с цветами, а еще с картошкой, капустой и кусками хлеба».

Очень яркую и точную оценку премьеры дал в своей книге Юрий Алянский: — «Блокадная оперетта появилась закономерно, как факт ленинградского сопротивления. В новом спектакле звучал дерзкий вызов врагу: мы плюем вашей блокаде в лицо! Мы живем по своим законам! В нашем городе работают поэты, музыканты, драматурги, художники, режиссеры, актёры. И ставить на нашей промерзшей, плохо освещенной сцене мы будем все, что нам захочется, — не только драму, оперу, балет, но даже оперетту, веселый спектакль! С песнями и танцами! С куплетами и остротами! И вы ничего не сможете с нами поделать!».

Всего за 900 дней блокады театр посетили 1 миллион 300 тысяч зрителей. И это при том, что зрителями были голодные ленинградцы и солдаты, которые сразу после спектакля уходили на фронт. Если представление прерывалось звуками сирены, зрители спускались в бомбоубежище. А по окончании и артисты, и зрители возвращались в зал и спектакль продолжался с того же места, где был прерван. Как и во всём городе, теплоснабжение здания театра было отключено и артисты на сцене находятся при минусовых температурах.

Хлебная карточка артиста немногим отличалась от рабочей. Грим, который до войны изготавливался на гусином жире, исчез практически сразу. Когда во время спектакля артист падал в голодный обморок, партнеры по сцене импровизировали. Да и у зрителей порой не хватало сил, в первую блокадную, на аплодисменты — истощенная публика, собиравшая последние силы, чтобы посетить спектакль, просто не находила сил, чтобы аплодировать, поэтому люди в знак благодарности вставали с мест и молча приветствовали исполнителей.

Актриса в блокадном Ленинграде

18 октября 1942 г. открылся Ленинградский городской театр Управления по делам искусств Ленгорсовета. Труппа набиралась стихийно, из тех, кто не успел эвакуироваться. Театр разместился в помещении, в котором находился в то время Театр комедии, — на Невском, 86. «Здание было запущенное, сырое, холодное, — вспоминали старейшие сотрудники театра. — Света не было, воды тоже, сантехника не работала». Актеры и технические работники приводили его в порядок: выносили грязь, откачивали воду, чинили электрооборудование, радиоцеха. В помещении не было бомбоубежища, а бомбежки становились все сильнее. Поэтому театр переехал в здание Малого оперного театра, в котором находился до 1944 года. Официально до 1943 года коллектив назывался городским театром, с 1945 года — драматическим. Но ленинградцы окрестили театр «Блокадным».

1942 год не самое лучшее время для премьер, однако, именно тогда в Блокадном театре ставят спектакль «Русские люди». В зале тоже русские люди в ватниках, шинелях, с автоматами — прямо с фронта или прямо на фронт. Город не желал сдаваться ни физически, ни нравственно.

Из воспоминаний старейшего актера «Блокадного театра» Александра Янковского — «Однажды, во время первого акта, начался артиллерийский обстрел района. Поблизости ухнул снаряд. Погас свет. Сцена и зрительный зал погрузились во тьму. Но не произошло никакой паники. Только небольшое замешательство на сцене: что делать? как играть дальше? Вдруг из тьмы зрительного зала на сцену прорезался яркий лучик карманного фонарика, за ним второй, третий, пятый, десятый… Они возникали, как звезды на небе. Свет массы карманных и аккумуляторных фонарей дал возможность доиграть акт до конца. Да, такое не забудется никогда!»

Ежедневно ленинградские газеты публиковали театральную афишу, и эта информация была не менее востребована, чем сводки с фронта.

Городу помогли выжить и не только выжить, но и показать всему миру высочайшую силу человеческого духа те, кто выходил на сцену в холодных залах, кто играл великую музыку, кто дарил солдатам и горожанам великое чудо театра, дарил не только на классической сцене, но на сколоченных второпях подмостках, между боями, те, кто, замерзая от холода и умирая от голода, оставались беззаветно преданными искусству и своему городу.

Говорят, когда звучат пушки, музы молчат. В блокадном Ленинграде музы не молчали. И, может быть, именно это помогло.

Система комментариев HyperComments