Николай Лавров

«Это теперь его с полным правом называют великим актером. Услышал бы — удивился».

Е. Алексеева

8 апреля 2014 года Николаю Лаврову исполнилось бы 70 лет.

Николай Лавров, выпускник З. Я. Корогодского, с 1973 года — один из ведущих артистов МДТ. В 1984-м получил звание заслуженного артиста РСФСР. В 1986-м награжден Государственной премией СССР. Работал в театре «Комедианты» в 2000—2001 гг. Сыграл более 30-ти ролей в театре…

«В процессе работы я понял — ведь мы,
Мы, надев что-то грязное, ватное,
Строим, энтузиазмом полны,
Что-то светлое, пусть непонятное»
Н. Лавров

Воспоминания Михаила Левшина, художественного руководителя театра «Комедианты»

Первое наше знакомство, как мне кажется, оказалось знаковым, как для меня, так и для него. Будучи студентом ЛГИТМиКа в самодеятельности я ставил «Квадратуру круга» (В. Катаев). Это была его первая серьезная роль — роль Васи. Как мне тогда помогла его природа — живая, отзывчивая, увлекающаяся, с ним было хорошо! И именно тогда я окончательно осознал, что смогу быть режиссером. Никогда не забуду, как, сыграв премьеру 14 мая 1966-го, мы ходили по весеннему городу — молодые, беспечные, счастливые… Атмосфера тех времен, наша с Колей совместная жизнь в творчестве, наши песни — все это было окрашено бескорыстием, дружбой, самыми прекрасными человеческими проявлениями и свободно от целого ряда вещей, от которых я завишу сейчас.

lavrov-bio

А вот так об этом же периоде писал в своем письме сам Николай Лавров: «В Выборгском развал и убожество… Правда, есть одно светлое пятно. Это парень — режиссер с Музелевского курса, стажирующийся в Выборгском. Зовут его Миша Левшин. Довольно интересный парень, и мы (маленькая группка — Сундстремы [Лев Геннадьевич Сундстрем, в будущем ректор СПбГАТИ], Лебедев, Калуженин и еще немногие) схватили его, вернее, он сам предложил свои услуги, чтобы попытаться что-нибудь сделать».

А что было потом. Потом была целая жизнь.

Мы держали палец в чернилах, ругали его во время экзаменов, когда он поступал в ЛГИТМиК. Мы поддерживали связь, когда он стал ведущим артистом МДТ. А в 1996-м я набрал курс в Театральной академии и преподавателем актерского мастерства пригласил Колю Лаврова. Когда он приходил на курс, у ребят был праздник. Он рассказывал обо всем очень своеобразно, остро проживая изнутри какую-нибудь ситуацию. Если он смеялся, невозможно было не улыбнуться, если ему было холодно на сцене, то зябко было и в зрительном зале. Он остро чувствовал ответственность за судьбы студентов, и доля его сердца, жизни, таланта, продолжает жить в них.

Н. Лавров в роли Подколесина

Последняя наша совместная работа — «Женитьба» Н.Гоголя, где Коля играл роль Подколесина. Его Подколесин в нашем спектакле был не просто увалень и лежебока, а активно философствующий, размышляющий, как будто серьезный человек, но на самом деле не способный к волеизлиянию, неспособный к поступку, такой вот русский тип. Мы успели сыграть этот спектакль с Колей всего пять раз, не сняли на пленку — все хотели обкатать, не успели…

У меня, да и всех в театре, остались светлые воспоминания о том, как он приходил, готовился, медленно переодевался, «вживался» в роль, с каким тактом общался с актерами и службами. Так получилось, что его первая серьезная роль и самая последняя, связаны со мной. И теперь много из того, что Коля делал или говорил, находится во мне, а я передаю это актерам, а они зрителям…

А что теперь…

Теперь мы собираемся 12 августа, в день его ухода, или 8 апреля, в день его рождения у его вдовы Наташи Боровковой, где он жил на Моховой. Приходят люди из разных периодов его жизни — из Выборгского дворца культуры и самодеятельности Злобина, выпускники Корогодского, кто-то из МДТ. За эти 14 лет со дня его ухода ушли многие из тех, кто вспоминал его с нами на этих встречах — Олег Мендельсон, Юра Лебедев-Шмидтгоф. На 70-летие было много людей, вспоминали его заразительность, умение из любой ситуации извлечь смешное, интересное. Кто-то может и всплакнул, но с Колей было так хорошо при его жизни, что и с воспоминаниями о нем тоже хорошо, тепло.

Я по улице шел, жутко любящий жизнь…
Н. Лавров

Воспоминания друзей и коллег

Е. Алексеева, театральный критик:

Он был крепким, надежным, настоящим. И в то же время — идеальным. Поскольку в реальной жизни так не доставало (и не достает, чем дальше, тем больше) основательности, силы, верности, им излучаемых.

Лилия Шитенбург, театральный критик:

Лучшие его сценические создания выводили зрителя из мрака, ужаса и безнадежности, помогая обрести почву под ногами, талантливо и азартно ведя долгую, подчас неблагодарную работу по разделению добра и зла. Про таких говорят: «Соль земли».

Дмитрий Циликин, журналист:

Его удивительная особенность — соединение грандиозного темперамента и точного, ювелирного мастерства, он выплескивал на сцене колоссальную энергию и при том резал и сшивал сценическую ткань, будто лазерным лучом.

Е. Злобин, режиссер:

В лицах Коли и Высоцкого есть особые характерность и лиризм — это новый тип социального героя.

П. Семак, артист:

Коля был — старший брат. Дружить с ним почитали за честь.

Олег Мендельсон, режиссер:

В моем вступительном сочинении обнаружились ошибки, которые я не мог сделать. Когда уже начались занятия, выяснилось, что это дело рук моего однокурсника, приезжего, который во время вступительных экзаменов жил у меня дома. Коля узнал об этой истории. Что с ним было! Он прижал этого человека к стене и кричал: «Как ты мог?» А услышав его «объяснение», что «нас много было, я должен был устранить конкурента», чуть было не убил его. За меня никто так не заступался в жизни.

Александр Мексин, режиссер:

Колин ранний уход вообще трудно осознать. Вот вспомнил, что случилось это в один день с трагедией атомохода «Курск». А ведь Коля был человеком с ядерным реактором внутри. Он питал Колину волю, жажду разнообразного творчества, жизнелюбие».

«В тисках сжимаю голову,
А в ней надежды голые,
А до крушенья полного
Еще минуты три…
Опаздываю жутко я,
Уж тут не пахнет шутками,
И жалкие минуты я
Меняю на рубли»
Н. Лавров

СЯО

Из воспоминаний Александры Капустиной, кандидата психологических наук

СЯО — Союз Ярых Оптимистов — сообщество, которое Николай Лавров с сотоварищами создали на посиделках в 60-е годы.

Происходило это на квартире Юры Лебедева-Шмидтгофа, сестра которого Ольга была женой (самого!) Булата Шалвовича Окуджавы, именно это время жившего в Ленинграде, в той самой квартире на Ольгинской улице. Булат Шалвович принял нас «как племя молодое, незнакомое, но очень симпатичное» и согласился стать крестным отцом такого Союза; была провозглашена идея — «Возьмемся за руки, друзья!».

syao

Тут же был составлен список основных членов Союза с присвоением СЯОшных имен:

Лавров Николай — Кляня

Юнгмейстер Мария — Манька («Комсомольская богиня»)

Поджарова Наталья — Шапа («Швой парень»)

Капустина Александра — Санька-Дрызг

Лебедев-Шмидтгоф — Вася-Гоф

Сундстрем Лев — Шмонька-паровоз

Аханов Борис — Аханыч

Хохликов Юрий — Уши («Васисуалий Лоханкин»)

Ариэль Геннадий — принят единогласно заочно, так как был в армии

Гальмакова Наталья — Наша Мама

Почетные члены:

Евгений Павлович Злобин — Наш Дух

Кирилл Николаевич Черноземов — Наш Учитель

В тот же вечер была попытка создания гимна СЯО на мотив «Мурки» — каждому из членов Союза был посвящен куплет. У Коли был такой:

Кляня взял гитару,
В зубе сигарета,
Голубые закатил глаза…
Кляню СЯО любит,
Кляню СЯО ценит,
Кляня в СЯО будет навсегда!

Были установлены и некоторые основные правила поведения СЯОвцев, а именно:

  1. Перед застольем, где бы оно ни было, члены Союза восклицают: «Дзинь-дзинь, СЯО! А водку мы не пьем!» Затем поется песня «Причина та же», и только после этого можно было выпить.
  2. Когда обуревают сомнения, тоска, скука и.т.д., необходимо воскликнуть «Ведь мы же из СЯО!»
  3. Когда хочется выразить свой протест свой протест окружающей действительности, надо выйти на улицу и минимум три раза громко прокричать «Вася!» Никто не поймет, что мы так выражаем свой протест, а нам станет легче: «Ведь мы же из СЯО!»

СЯО — как возможность объединения друг с другом в сопротивлении косности, житейскому, бытийному драматизму, созданное как бы шутя, сопровождало СЯОвцев всю жизнь. СЯО сформировал особую этику отношений: верь, поддержи, не предай…

…Я иду и пою по родной Моховой,
На снежный сугроб похожий,
Может, громче не надо,
Так я ж молодой!
Извините, товарищ прохожий!
Н. Лавров

Материалы взяты из книги «Николай Лавров. Жутко любящий жизнь». СПб, 2004.

Система комментариев HyperComments